rederika (rederika) wrote,
rederika
rederika

Легкие

Наверное, сразу скажу, что этот пост личный.  Пять лет назад я познакомилась в интернете с одной женщиной. Мы так влюбились друг в друга онлайн, что встречу в реальности было страшно представить. В какой-то момент мы начали друг другу звонить. Придумывали длинные истории. Прошло уже несколько тысяч дней, кажется, будто этих событий и не было вовсе. На моих фотографиях совсем другие женщины, ее я так и не поснимала (это же очень интимный процесс, как вы понимаете). Эту маленькую историю я когда-то придмала и подарила любви.

Пусть она живет здесь, вдруг ты когда-то зайдешь ее прочитать. Наверняка, в одном из своих порывов ты вновь снесла к чертям собачьим историю нашей переписки.

526A8626-1

Я шел туда, закрывая за собой двери. Перед глазами все проплывало, теряя свое значение. Это было настолько неважно, настолько незначимо в эти секунды. Достал из кармана телефон и все-таки отключил. Будьте прокляты со своими сотовыми операторами, сетями, сообщениями и просьбами. Сегодня я задохнусь в свободе, не мешайте мне тонуть. Весь мир был похож на муравейник - вечнокопошащихся, спешащих и жадных до безумия людей. Шел и прятал глаза, как будто проклят и повязан ими, превознося и почитая, они тянули свои руки, чтоб съесть меня.

Где же ты, где? Оббила все пороги, шагая и меряя комнату, исцарапала все руки телефоном - он так подло молчал о тебе, он сегодня предатель. Не могу усидеть на месте, как одержимая кручу мысли, они чертями носятся в моей голове - остановитесь, остановитесь, я сойду с ума или разорвусь в клочья, так и не узнаю что с тобой. Приехала в студию, но меня встретили темные окна, будто намекая на безысходность и пустоту. Закрытая дверь поставила мне все замки на тебя, все запреты. Адская пропасть все-таки докричалась до тебя в этот вечер, сегодня ты там раб и господин, заказчик, им же подчиненный. Мне не остановиться, спускаюсь за тобой.

Подрисовал бы вам губы черным грифельным карандашом до самых ушей, чтоб шире улыбались своими надоевшими мне до боли лицами, от которых хочется спать. Сижу и спускаю в это железное пекло монету за монетой, нажимая и разбивая кнопки. Я такой герой сейчас, когда все поддается.
Юркий зверь раскрывает пасть, а я продлеваю его жизнь, бросаю ему вызов. Мне сейчас совсем неважно, выиграл я или проиграл - он подчиняется мне, в этом вся игра. Сама секунда ожидания, когда рулетка судьбы крутится надо мной, решает кто я сегодня, будоражит меня до кончиков пальцев. Это лучше чем алкоголь, лучше чем никотин, лучше чем секс, черт возьми.
Секс, до которого мне порой нет дела, хотя бери, получай, вставляй, кончай, но интерес гаснет еще там, где они открывают свои рты. Как вороватый хищник озираюсь на дверь. Только бы не Леля, только бы не Леля.
Сразу вспомнил, как обманул ее в кафе, укрыв часть своего безумия. Она злилась, будто чувствовала, что сегодня вечер моей одержимости. Все никак не мог расслабиться, внутри спешилось и рвалось, глаза видели знакомые лица, от них хотелось увернуться, не замечать. А Леля злилась: Безумец, ты мне противен.

Ненавижу эту лестницу, этот шум, который окутывает зал сумасшедших, потерявших контроль и надежду людей. Они пляшут в угаре своих заколоченных мыслей, пританцовывая и матерясь, ругаясь и плача, ободранные до последних трусов. Табачный дым, крики, звон монет без номинала - как же жутко, как же страшно заглянуть туда в надежде тебя не застать. Чем выше я поднимаюсь, тем стойче уверенность: увижу тебя как вора, вжавшегося в стул, судорожно перебирающего руками, сгорбившегося, маленького.
Еще одна ступенька и надежда плачет во мне: его там нет, он не здесь. Но только двери распахиваются, и я встречаюсь с твоими глазами - ты учуял мои шаги, осторожно и цепко ухватился за меня взглядом: зачем ты пришла, оставь меня?
И я кричу: давай уйдем, это не ты, что с тобой? Кто все эти люди, как ты можешь среди них? Пьяных, оборванных, злых. Очнись! Зачем ты продолжаешься возвращаться сюда? Творческий, тонкий, добрый, как же тебя могло так затянуть? Как не мерзко тебе здесь? Давай уйдем, уйдем со мной.

Лучше бы два проигрыша подряд, лучше бы выронил все, только не видеть здесь тебя! Взрываешь мой мозг, разделяя все на до и после. Ты пахнешь чаем и теплом, а я горю в аду и не хочу видеть здесь тебя маленькую и нелепую. Ты мешаешь мне играть! Слышишь? Ты как открывшаяся дверь во время секса - я не могу кончить. Отбиваешь весь кайф, сдираешь красные облака вокруг. Мне не выбраться, понимаешь? Да, я слабый, да опущенный...только оставь, только уйди, дай мне закончить. Настырная баба! Настырная дура! Зачем ты пачкаешься, зачем мажешь свои хрупкие пальцы об мои выцветшие одежды?
Тебе бы домой, тебе бы в другой город.
Тебе бы в уют, в тепло, в ветер, треплющий волосы, да черт возьми, куда угодно, где носило раньше твою своевольную, рыжую голову - тебе туда, не ко мне, со мной все решили. Не притрагивайся, не заражайся мной, я и раньше не был достоин, теперь и подавно жалок в твоих, всегда важных для меня глазах.
Я жалкий до последней капли, а ты стоишь и тянешь меня отсюда, как маленький ребенок отца-пьяницу. Даже если и выйдем - никогда не взглянешь на меня как раньше. Да и раньше смотрела с ухмылкой, а теперь я и вовсе больной. Как пропитоха, которому ампутировали ноги: сам виноват, пьяным уснул на морозе, ему ведь говорили, его ведь предупреждали. Знаю, в твоей манере помогать, всем помогаешь, мимо не пройдешь, вот и меня решила укрыть. Но мне, знаешь, только не твоя жалость, только не твои слезы.
- Убери руки, - слышу я свой тихий голос - проиграю, но не уйду.

Вышла на улицу следом. Как же я злилась на тот момент, как умирала внутри. Туда ходить нельзя. Даже близко находиться нельзя, рубль туда приносить.  Сразу вспомнила, как ударила, ты оттолкнул, словно надоевшую лающую шавку: не мешай мне, не мешай. Там же ад, там звери, нереальность и ты. Совсем инакомыслящий, светлый, чуткий человек. Как же тебя туда занесло? Как же хочется убежать - лечь на диван и даже не заплакать, а заорать в подушку, но так, чтоб никто не слышал. Так я открываю кран своей души, выпуская из нее тебя обветрившегося и глухого. Мы идем медленно вдоль дороги, молча, стирая подошвы. Вжавшийся в кресло, сидишь как волчонок из цирка, будто я снова ударю или раздавлю в тебе последнюю надежду, о которой даже мечтать забыл. Мне сейчас больно с тобой. Знать бы как, вытянуть из этого болота, из этой мерзкой копоти, оседающей на твоих белесых плечах. Смахнула бы все до единой пылинки, если бы только могла. Если бы только протянул мне руку, и не отпуская, уцепился всеми пальцами. Если бы только не толкал, закрывая перед носом двери своей истрепанной души. Я бы ведь шла не оглядываясь, лишь бы только знать.
Лека, Лека, Лека, лишь бы только знать, что тебе это нужно.

Внутри меня змея. Она ползает вдоль моих органов, шершавым языком облизывает сосуды и артерии, распространяет яд. Камера сердца, так медленно им наливается. Выдернуть оттуда, выдернуть и сжечь со всеми теплыми воспоминаниями, чтоб навсегда остаться таким: хитро прищурившимся, смело улыбающимся, быстрым и метким. В руках все тает и получается, а если и не поддается, ну и плевать. Ловкач, смелая скорость. Год за годом его доест змея, пройдя весь круг кровообращения, она уснет в сердце и наконец станет мной. Как же пугают твои глаза, все больше и больше вминают в кресло. А оно не принимает, не принимает.
Зачем мне твоя жалость, лучше бы ты ушла, унося ее с собой.
Чтоб даже духу ее здесь не было. Просыпаясь, каждый раз чувствую запах твоей жалости, твоей скорби обо мне таком. Ты одна видишь меня таким: нищим, оборванным, побитым. Твои глаза как приговор, напоминают об этом. Даже если ты гладишь, даже если приближаешься, я чувствую жалость. Она сочится сквозь поры на коже.
Я не Лека, слышала? Забудь и вычеркни из памяти. Нет его - мягко улыбающегося, ждущего, искреннего - спроси у кого хочешь, кто меня таким знает? Только ты одна, ты одна. Все бы мнения, все бы лести сжег - лишь бы не жалела, лишь бы в твоих глазах был мужчина, так отчаянно желанный тобой, но хватит уже. Я хочу танцевать, слышала? Посмотри на меня. Я хочу танцевать, я не кончил.

На улицу. Бежать до потери пульса, до потери сознания, туда, где тебе не место. Или я уже беспричинно вру себе, не замечая, как Лека тает минута за минутой, монета за монетой. Лишь бы подальше ноги унесли меня сейчас, к самому обрыву, к самой черте, чтоб прыгнуть оттуда вниз, ничего не зная, ничего не видя, растворившись в темных тучах, стать громкой черной птицей, и кружить над полями, над засохшей пшеницей, над замерзающей рекой.
Я бежала так отчаянно, что, наверное, даже не заметила, что и ты бежал, ведь оказался рядом, так и не поймав такси. Оно увезет тебя в хохот и свет мигающей музыки, ко всем, над кем ты смеешься.
Шел по дороге, шагая уверенно и свободно, мимо проезжающих машин, мимо всех фонарей, вытянув руку точно и бесповоротно. Какой же ты был сейчас. Мне так хотелось этого отчаяния, этого безумства и безрассудства в тебе, казалось бы, можно влюбиться только за это сумасшествие, исходящее из тебя. Но я не могла смотреть, видела не тебя.
Упав в холодную ванну, я как выброшенная на берег рыба, задыхалась под горячими каплями, падающими на мою голую, сжавшуюся спину, одними губами повторяя, как мантру, как молитву: Лека, Лека, Лека.

526A8639-1

И знаешь, все-таки я постоянно тебя фотографирую.

Tags: женщина, любовь
Subscribe

Posts from This Journal “любовь” Tag

  • Невероятный опыт - заново знакомиться с мамой

    Надо признать, я была трудным подростком: своевольной и самостоятельной, порой просто жестокой, часто наши разговоры прекращались закрытой дверью.…

  • День старшей сестры и Chaos Constructions

    На выходных виделась с братом. Он первый раз в Питере, и я немного волновалась. Хотелось вдохновить и порадовать Тему, что же придумать? На улице…

  • Обратная сторона боли

    Когда болеет мама, жуткий из моих кошмаров становится реальностью. Последние три года все было в норме, и я забывала прошлое, словно страшный сон. Но…

  • Внутренние перемены

    Еще вчера вечером меня очень тронула ваша реакция. Столько поддержки и теплых слов, как на день рождения. Так приятно быть с вами откровенной, какие…

  • С днем рождения, пап

    Если бы папа все ещё жил, сегодня ему бы исполнилось 46. Он проснулся бы рано утром, зашел в душ, побрил голову, надел черную майку и выбежал на…

  • Взрослые дети

    Недавно в spbblog появилось приглашение в благотворительную организацию "Перспективы". Центр занимается помощью семьям, в…

promo rederika september 7, 19:00 5
Buy for 80 tokens
Тадам, анонс путешествия) В это году решили без хардкора, это значит мы не тащим свои рюкзаки по пути к базовому лагерю Аннапурны :) Эта поездка посвящена свободе, творчеству и фантазии в тропических условиях. Мы посетим диковинные места Таиланда и Камбоджи. В пути я расскажу о пейзажной и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments